Nightmania
рецензии и отзывы

Найтмания - свои стихи и рассказы: RSS, Email

Несколько отрывков из неизданного

Специальный выпуск, как раз по просьбам наших читателей. А именно - МэдВольфа :))


Несколько отрывков из неизданного:

1. - Эй, ты, пшёл вон отсюда!
Нил обернулся. К нему бежал жирный охранник, размахивая дубинкой. Аккуратно прилизанные волосы ярко блестели на солнце.
- Да-да, я тебе говорю! Убирайся отсюда, наркоман несчастный! А не то полицию вызову.
Нил не стал спорить. Препираться со стражей – такое же неблагодарное дело, как чистить чужие сортиры. Забесплатно.
- И чтоб больше тут не появлялся! – орал охранник ему в спину. – Нашли моду, шляться по нашим кварталам...
«Нужны мне ваши грёбаные кварталы» - про себя ответил Нил. Пешая прогулка уже стала надоедать. Злость отошла в сторону, уступив место усталости. Миновав район для богатых, а после – сектор для среднего класса, - Нил вышел к трущобам. Улица двигалась прямо, и сворачивать с неё не хотелось. Да и не было смысла.
Впрочем, она проходила лишь возле самого края нищенского района, лишь слегка задевая его правой стороной. В центр трущоб Нил предпочитал не соваться – там кипела своя жизнь, так же далёкая от жизни центра, как Плутон от Солнца.
Вскоре, трущобы остались позади. Снова начались кварталы среднего класса, частные магазинчики, крохотные автозаправки, недорогие мотели и дешёвые кафешки. Движение заметно убавилось. Здесь было тихо и как-то даже по-домашнему уютно. Слышалась музыка и людские разговоры, изредка завывала сигнализация какой-нибудь машины. Двухэтажный район нравился Нилу больше всего.
Улица упиралась в парк. Солнце висело низко над горизонтом. В парке быстро темнело, но это не мешало молодёжи отдыхать. В основном, это были влюблённые парочки и группы подростков, праздно шатающиеся по темнеющим скверам.
Нил вышел к воде. Теперь он стоял на берегу большого озера и наблюдал, как солнце медленно опускается в его пресную воду. Другой берег скрывался за горизонтом, на воде стояла лишь лёгкая рябь. Красота. Рай для измученных серостью города глаз.


2. Здешний бар с нескромным названием «Пей и отдыхай» больше всего напоминал лабораторию. Поначалу я даже решил, что мы ошиблись дверью. Стены, пол, потолок и вообще, вся мебель горели ровным белым светом. Казалось, что всё вокруг стерильно. Стойка бармена была загорожена каким-то мутным стеклом. Только через пару секунд я сообразил, что это энергетическое поле.
Шериф сидел за белоснежным овальным столом и пил. Его облик никак не соответствовал интерьеру.
- А, это вы, - вздохнул он.
Мы осторожно сели рядом. Неожиданно, белая дверь в стене открылась, и из неё вышел сухощавый мужчина, примерно одного с шерифом возраста. На нём был белый домашний халат, а в зубах дымилась необычайно длинная сигарета.
- Новый спаситель? – с голосом уставшего эстета молвил он. – Дайте-ка я вас на память сниму, - он щёлкнул каким-то приборчиком и на пару секунд ослепил меня вспышкой. Я даже не успел сообразить, что к чему, как он поинтересовался. – Что закажете? Бар временно закрыт, но это не значит, что мы не работаем. Может, знаменитый Лонгбургский коктейль?
Я покачал головой:
- У меня нет денег.
- Для спасителей – за счёт заведения.
- Тогда несите.
Незнакомец скрылся за белой дверью. Макс шепнул мне на ухо:
- Он коллекционирует фотографии спасителей. Говорят, в молодости он сам им был, вот только я не верю.
- Чего вы там шепчитесь? – буркнул шериф. Он ещё раз сердито посмотрел на меня, а потом сделал небольшой глоток и повернулся к Максу. – Ты не передумал? – строго спросил он.
- Нет, шериф Джон.
- Послушай, мы можем достать деньги каким-нибудь другим способом. Продадим ферму Вальтера, например.
Макс помотал головой:
- Вы сами знаете, что не выйдет. На судебные разборки уйдёт уйма времени, и ещё неизвестно, чем они закончатся.
- Я поговорю с Джимом, он хороший адвокат и...
- Джим не вернётся до конца мёртвого сезона! И вообще, давайте-ка, прекратим эти разговоры. Они мне уже надоели.
Я с лёгким сочувствием смотрел на вздыхающего шерифа. Если Макс ему так дорог, то почему он не остановил подростка силой? Наверное, ответ заключался в истинном уважении местных жителей к спору. Проиграл – изволь подчиняться.
Не успел шериф ответить, как к нам вернулся бармен. В руках он держал стакан с чем-то красным, сильно напоминающим томатный сок.
- Пожалуйста, - он протянул мне коктейль и нахмурился. – А почему мы сидим в бесцветном помещении? Надо бы это исправить.
В руках бармена появился пульт управления. Спустя секунду, мы уже были в другом мире. Мебель стала деревянной, стены превратились в густые заросли, а потолок улетел вверх, и скрылся за нависающими над нами ветками. Запели птицы, где-то неподалёку зазвенел ручеёк. Воздух стал влажным и прохладным.
Мы очутились в джунглях.
- Здорово, да? – спросил Макс, восторженно глядя на меня.
Я продолжал оглядываться. Без сомнения, мы до сих пор находились в баре. В баре, с очень хорошей имитационной системой. Я попробовал отличить ползущего по моей руке жучка от настоящего. Не вышло.
- Знаю, что это дорого, - сказал бармен, - зато нашим очень нравится. Приятно после изнурительной работы хоть ненадолго очутиться в другом мире. Заметьте, тут всё иначе: и воздух, и свет, и запахи, и температура. Даже настроение меняется.
- Вы выпиваете в джунглях? – спросил я, стряхивая жучка с руки. Тот неохотно расправил крылья и улетел, оставив после себя клоповый запах.
Бармен рассмеялся:
- Почему сразу в джунглях? Как вы, наверное, знаете, лучший отдых – это смена рода деятельности. Могу вас заверить, это и смена обстановки тоже. Людям нравится бывать в новых местах, не выходя из дома – или, как в нашем случае, из родного бара – вот мы и даём им эту возможность. Я ставлю новую имитацию раз в три-четыре дня, если вам интересно.
Я хотел поинтересоваться, популярен ли среди горожан этот бар, но шериф меня опередил. Резким глотком осушив стакан, он сказал:
- Ладно. Итак, у кого какие планы?


3. Обычно Аполлон никогда не оставался на работе так долго. «Для этого у меня полон штат заместителей» - говорил он в ответ на просьбу задержаться. Но сегодняшний случай был особенным.
- Я думаю, ваш гость уже не придёт, сэр, - заметила имитация секретаря. Вместо ответа, Аполлон выключил её. Полупрозрачный слуга исчез.
Действительно, прошло слишком много времени. Аполлон уже достал карманный телепорт и положил его на стол. Всё чаще и чаще взгляд диксианца возвращался к этой вещице.
Но вот двери бесшумно раскрылись, и в кабинет вошёл гость. Тот молодой диксианец, с которым Аполлон познакомился в электрическом баре, на Дике.
- За нами следят? – спросил он вместо приветствия.
- Уже вечер и все разъехались кто куда.
- Большой Дом работает круглосуточно. И «Дик-Люкс», насколько мне известно, тоже.
- Только не наш этаж, - устало отмахнулся Аполлон. – Тем более, я отключил систему слежения.
Гость без любопытства оглядел кабинет и сказал:
- А ты неплохо устроился. Ты говорил о руководящей должности, но я не подозревал, что всё так серьёзно. И даже настоящее окно есть! Что ж, с твоей властью мы многого достигнем.
Аполлон внимательно посмотрел на гостя. Там, в баре на Дике он ему даже нравился – должно быть, из-за электрического опьянения. Но теперь блажь прошла, и трезвый рассудок начал брать верх.
- Я могу отказаться от этого в любой момент, - сказал Аполлон, намекая на то, что ему безразличны интересы гостя. – Мне есть, что терять, и я тебя даже не знаю. Ни тебя, ни твою организацию.
Гость лукаво улыбнулся:
- Если тебя интересует имя, то можешь звать меня Ди. Организацию называй «Борцы за справедливость», если это имеет какое-нибудь значение. И вообще, ты столько меня дожидался, лишь чтобы сказать «нет»?
Ди, который так и не выдал своего настоящего имени, подошёл к окну и жестом поманил Аполлона.
- Гляди, - воскликнул он. Окно выходило на Террасу №100, одно из самых красивых мест этой части Большого Дома. Солнце уже исчезло за небоскрёбами, и террасу накрыла тень. – Гляди! – повторил гость, схватив Аполлона за руку. – Неужели тебе не хочется, чтобы всё это вновь принадлежало диксианцам?
- Это всё и так принадлежит диксианцам, - сердито ответил Аполлон, высвобождая руку из ладони незнакомца.
- Нет, уже нет. Большой Дом принадлежит галактике, а диксианцы – лишь одна из миллионов рас, - печально вздохнул Ди, отворачиваясь от окна. – И раса далеко не самая могущественная, какой была когда-то.
- Но...
Гость всплеснул руками:
- Не могу поверить, что у такого чистокровного диксианца, как ты, ещё остались какие-то «но»! Из-за твоей нерешительности галактика гибнет! Рассыпается на миллионы частей, которые некому собрать в кучу. Без сильной руки мы опять добьёмся того, что начнутся войны, как это было раньше. Сегодня диксианцы уже не только не ставят себя выше прочих рас, но ещё и скрещиваются с ними! Неужели, ты не знаешь, Аполлон?

Творчество © BART