Nightmania
рецензии и отзывы

Найтмания - свои стихи и рассказы: RSS, Email

      Рассказ, который никогда не будет дописан

         Это снова я. Давненько меня тут не было. По просьбам читателей - рассказ, который никогда не будет дописан. Вернее будет, но в другом варианте. Можно считать, что это просто неудачное начало ;) (даже не начало, а отрывок из начала)

         


         Изначально, идея путешествия по планетам малоизученных систем принадлежала Джеймсу Барольду, с кафедры Естественной биологии (её ещё называли «биологией невмешательства» и «натуральной биологией», подразумевая изучение жизни, возникшей самостоятельно, а не созданной человеком или кем-либо ещё) инопланетных организмов при Первом Лунном Университете. Он мечтал провести ряд дорогостоящих экспериментов, чтобы раз и навсегда опровергнуть теорию Панспермии, или, в крайнем случае, доказать её локальный характер.
         Однако Университет не желал выделять деньги на опыты, которые, по его мнению, можно было провести и дома. Частные компании, куда обращался Барольд, в первую очередь спрашивали о выгоде. Что нам это даст? Пусть не сейчас, а даже через пятьдесят или сто лет?
         - Вам плевать на фундаментальную науку, - ругался профессор.
         И однажды случай свёл его со старым школьным другом, прославившимся в трудах по нестандартной математике. С Эдмондом. Это произошло во время празднования юбилея Университета, куда того пригласили в качестве почётного гостя. После вступительных речей и торжественных вручений грамот, когда открылись первые бутылки с шампанским, и началось долгожданное «веселье», Барри отвёт друга в сторону и пересказал ему свои мысли.
         - Биологическая экспедиция? Опровержение теории Панспермии? Я думаю, ни одна общественная организация не выделит достаточно денег для такой ерунды. Даже религиозные группировки на такое не пойдут. Не те времена.
         - Но это может в корне изменить наши взгляды на мир. Да, чёрт возьми, даже если мы ничего такого не откроем – это разведка, плюс изучение потенциала для колонизации, плюс парочка уникальных побочных экспериментов, которые хрен где в Солнечной системе проведёшь! Вот смотри, я тут посчитал...
         Барольд полез в карман за компьютером, но Эдмонд жестом попросил его этого не делать.
         - Я понимаю – всё это крайне любопытно с точки зрения биологии, но среднестатистического обывателя внеземной жизнью уже не удивишь. Если хочешь получить деньги, надо целиться в дичь покрупнее. Например, во внеземные цивилизации, о которых так много споров в последние годы.
         - Эдмонд!
         - Знаю, это излюбленная тема споров всяких бабушек, чокнутых уфологов и религиозных фанатиков, но пойми, это ведь и наш шанс тоже. Дай-ка сюда список систем, которые ты планировал посетить. Что если мы уберём вот этот и этот пункты, эту заменим на *** и добавим ещё вот эти. Как думаешь?
         Барри посмотрел на предложенный математиком маршрут и покачал головой.
         - Не вижу смысла. Наше путешествие займёт в два раза больше времени, а миры, которые ты предлагаешь, малоизученны и, возможно, опасны. Но главное, мы сможем доказать мои теории и с меньшими затратами. Потому я и выбрал такой маршрут.
         Эдмонд улыбнулся:
         - Как мы уже выяснили, твои теории мало интересуют инвесторов. Зато мои – просто предел их мечтаний. Подожди, сбегаю за вином, и мы можем обсудить их подробнее. У меня есть план.
         Как выяснилось, Эдмонд уже несколько лет разрабатывал математические модели иного разума. То есть, действительно иного, а не как у людей или подобным им существам из других моделей. И если раньше, например, цивилизация муравьёв (т.е. разумная колония) была лишь уделом поп-литературы, то Эдмонд с помощью математики доказал, что возможность её существования – вполне реальна. Он разработал множество жизнеспособных моделей для разных видов организмов, от колоний одноклеточных, до взаимодействующих биосфер двойных планет, и даже, неорганических форм внутри газовых гигантов и звёзд. Также, он разрабатывал способы контакта с таким «разумом» – для каждого отдельного случая свой. Возникла новая наука, с лёгкой руки Эдмонда названная ксенофилософией.
         - Понимаешь, ряд случаев мы ещё долго не сможем проверить, и моя теория так и останется теорией. Но на тех планетах, которые я отметил, всё по-другому. Жизненные циклы интересных нам организмов близки к человеческим, и если я смогу доказать, что реакции на внешние раздражители соответствуют законам ксенофилософии, мы сможем похвастаться открытием внеземного разума. И получить правительственные гранты на дальнейшие исследования. Понимаешь? Ну а в свободное время совершим и проверку/опровержение теории Панспермии.
         В течение следующего месяца Эдмонд основал фонд «Экспедиция на край Вселенной», вложив около половины своих доходов с публикаций, а также, продав небольшую фирму, покрывавшую часть его затрат на эксперименты. Но денег на покупку корабля, естественно, не хватило, и Эдмонд обратился к Крису Бэллу, владельцу корпорации «Доступный космос». Тот был известным энтузиастом космонавтики и поиска иных цивилизаций – как он сам говорил, он бы не пожалёл и полного разорения, в обмен на скорую встречу братьев по разуму. Бэлл согласился профинансировать фонд, с условием, что экспедиция Эдмонда не будет последней.
         - Мне нравится ваши теории, - говорил он при встрече, - но не нравится ваш подход. Одна экспедиция? Да в Галактике миллиарды звёзд, вокруг которых вращаются миллиарды потенциальных планет! И вы предлагаете исследовать всего дюжину из них. А вдруг, вы не обнаружите на них разума? Или наоборот – обнаружите, но немного не такой, а энтузиазма искать дальше у ваших последователей уже не будет? Мы должны сделать такие экспедиции постоянными – только так мы сможем гарантировать, что рано или поздно обнаружим разум, у которого можно будет чему-то научиться.
         Эдмонд не протестовал. Он знал, что когда-нибудь, его теория подтвердится, но не разделял восторгов Бэлла. Тем не менее, возможность открыть инопланетную жизнь, способную мыслить, всегда воодушевляла его больше, чем возможность у такой жизни научиться чему-нибудь хорошему. Вдруг она окажется колонией слизней, обитающих в жутко наэлектризованных океанах ледяной планеты? Что тогда?
         Итак, мечты математика и биолога близились к осуществлению. К сожалению, организация полномасштабной экспедиции (с учёными, оборудованием, исследовательскими кораблями и т.д.) в ближайшее время не предвиделась. Пришлось бы ждать несколько лет, а то и дольше, а Эдмонод, помимо всего прочего, ещё терпеть не мог сидеть на месте, сложа руки.
         Бэлл и другие инвесторы не протестовали. Они разрешили провести первую экспедицию именно так – на простеньком корабле (едва ли не прогулочной яхте), собранной на окраине обитаемых систем, планете Уоттс-19. Эдмонд и Барольд брали с собой только самое необходимое оборудование, включая стандартные элементы фотонного двигателя, которых не было на Уоттс-19, а добирались до системы на лайнере «МакНьюстар», капитан которого любезно разрешил вести подготовительные опыты у себя на борту.
         Проблема путешествий на лайнере заключается в том, что он делает остановки строго по маршруту – хочешь не хочешь, а перескочить сразу в конечную точку не удастся. Эдмонд и Барольд уже посетили несколько систем, и уже сгорали от нетерпения пересесть на свою прогулочную яхту, и продолжить путь в одиночку. Оставалась последняя система перед Уоттс-19, с единственной обитаемой планетой – ещё немного, и просторы вселенной распахнут перед учёными свои объятья.
         Но как раз в этот момент, при подлёте к планете, и произошло убийство.

         Барольд опустошил бутылку в три глотка и нервным движением запустил её в утилизатор. Промахнулся.
         - На корабле? Но как?
         Эдмонд хмыкнул:
         - Почему сразу на корабле? Или ты уж совсем плохого мнения о капитане?
         - Тогда где же? – в голосе профессора послышалось заметное облегчение. – На планете? Мы вообще, в какой системе?
         Эдмонд снова хмыкнул: мол, совсем заработался, и дальше собственной биоустановки ничего не замечает. И если бы в трёх шагах стоял разумный гуманоид, с интеллигентным видом доказывающий теорему Пифагора, Барри проигнорировал бы и его. Хотя, на проплывающие за иллюминатором системы Эдмноду тоже было до чёртиков: поскорей бы добраться до цели, начать исследования...
         Он сказал:
         - Успокойся, угрозы кораблю нет. Мы тоже в безопасности. Через тринадцать часов выйдем на орбиту планеты Юен-Симмонс,

         

         и так далее. сам рассказ будет про расследование убийства, так что эта часть показалась мне лишней, поэтому я и выкладываю её сюда.

Творчество © EL BARTO
         
         



[Комментировать]