Nightmania
рецензии и отзывы

Фильмы - рецензии и отзывы на фильмы и кино: RSS, Email

      Страсти Христовы

         Написание данной заметки для меня вызов. Серьезный фильм, тяжелый сюжет. Не хотелось показаться эссеистом-паяцем и высмеивать нечто сокровенное. И твердо решила быть объективной, постараться убрать антирелигиозный фильтр в голове и смотреть на Иисуса Христа максимально непредвзято, будто впервые его вижу. Однако признаю: не получилось стать фригидно-объективным кинозрителем, как того хотелось. Не вышло смотреть фильм, предварительно дистиллировав свой маленький жизненный опыт, свои принципы, мотивы, мечты и неудачи. Не смогла. А в итоге получилось, что за душу и разум меня взяло не страдание сына Божьего, а судьба отрицательных героев.
         Фильм мне в принципе не понравился. Что-то в нем такое для меня есть, что не могло заставить сопереживать Спасителю. Какой-то бесконечно ускользающий момент, который не хочет вторгаться в поле моего сознательного и плавает где-то в лишенном дна океане бессознательного. Не затеплился во мне уголёк любви к назаретянину с первых кадров. Зато стало как-то неловко за уставших и спящих его апостолов, следовавших за человеком, который обещал лучшей жизни когда-нибудь в далеком будущем. Это кривое выпирающее чувство скрашивали мелодичные, несколько эмбиентные саундтреки. И только начала скучать, как вдруг в Гефсиманском саду, где молился Иисус, появился Денница… О, этот персонаж меня сразу заинтересовал: андрогинная внешность, молочная кожа, голос с хрипотцой, проникающий взгляд. Немного покаламбурю, сказав, что в нем была какая-то дьявольщинка... Но он вызывал стойкие ассоциации с Воланд-де-Мортом из «поттерианы». Слишком по-роулинговски выглядел. Было бы забавно узнать, что Мел Гибсон вдохновился образом последнего для создания внешности сатаны. Неоправданно мало режиссер включил моментов с падшим ангелом в фильм, несколько восполнив этот недочет очень интересной инверсией Девы Марии. Образ антимарии прободил полотно скуки, обернувшее мое восприятие, своей резкостью и яркостью. Ибо даже самый чувствительный зритель охладеет к мукам Спасителя, если ими постоянно козырять. Сатана-антимария, появившийся среди толпы с мерзким карликом на руках, стал дерзкой вспышкой на фоне уже надоедавших христовых страданий.
          Иуда, по-моему, самый несправедливо осужденный персонаж. Его ситуация до такой степени странная, что диву даешься, почему его имя стало негативным эпитетом.
         Иуда Гибсона хорош собой. Но облик его невинен, а глаза по-детски наивны и неестественно добры для человека предавшего сына Божьего. Сам Иса не может похвастаться такими чистыми глазами. По-станиславки воскликну: «Не верю, что мог предать!» Может, это был продуманный режиссерский ход? Несправедливость же ситуации заключается в том, что всё было предопределено Яхве. По сему Иуда как бы по-другому поступить и не мог. Сам искупитель ему сказал об этом. Но, тем не менее, поступив по божественному регламенту, он терзался муками совести и, в конце концов, повесился. Какие интересные многоходовые игры ведет Эллох. Подтолкнул Иуду подвести Агнца Божьего к гибели, а потом избавился от самого предателя, чтобы не осталось свидетелей. Жесток и коварен иудейский Бог!
         И, наконец, римский префект Иудеи – Понтий Пилат. Первое впечатление было каким-то отталкивающим. Скорее всего, потому что он мне никак не напоминал мраморных статных римских мужей, а скорее походил на какого-нибудь российского депутата-олигарха средней руки. Но в процессе я поставила себя на его место. Сам режиссер, по-видимому, тоже проникся положением префекта и не сделал из него беспощадного душегуба. Понтий Пилат у Мела Гибсона пытался поступать по справедливости. Он располагающе человечески-несовершенен. Спрашивал совета и поддержки у земной любящей его супруги, а не метафизической материи, существование коей надобно еще доказать. Он боялся; у него было, что терять. Пилат не был блаженно-уповающим на Отца Небесного. Христос тоже боялся, но непоколебимо веровал своим фантазиям о Царствии Небесном и что войдет в него. И это для него могло быть неким обезболивающим в особо мучительные моменты.
         Позже я посмотрела кое-какую информацию о Понтии Пилате. Фигура оказалась очень неоднозначной. И я не стану дальше описывать свое мнение о нем. Ибо это испортило бы всю ту воздушную акварельность первого впечатления о персонаже.
         Но все же, несмотря на выхолощенность сюжета, оглянцевание персонажей (чего стоит одна лишь Моника Белуччи в роли Марии Магдалины), невозможно чистые одежды толп в картине определенно присутствовали сильные моменты. Я бы выделила костюмы и музыку. Ну и Монику, Беллучи.
         Но, как говорила уже выше, в общем и целом фильм мне не понравился.
         Я, наконец, поняла, что так тяготело надо мной: картина попыталась стать одновременно исторической драмой и библейской сказочной небылью – с ее реальным дьяволом, настоящими волшебствами и чудом воскресения. А в результате получился «торт со вкусом пиццы».
         Мои впечатления от фильма вам теперь ясны. А вот соглашаться с ними или нет, каждый решает для себя сам. Я же умываю руки.
         Del Kon (14.12.12)
         

Фильмы © Del Kon