Nightmania
рецензии и отзывы

Найтмания - свои стихи и рассказы: RSS, Email

      Отрывочек для приличия

         Хотел ещё вчера тут чё-нибудь написать, но некогда.
         Россия - чемпион! Футоболистам - УРА!

         Это было самое важное :)) Теперь оставлю какой-нибудь отрывочек для приличия. Вот, например:


         - Рой, достань-ка книгу, - попросил Ян, взглянув на часы. Было без десяти два.
         - Какую именно?
         - У тебя их там что, несколько?
         - Ну, да, - слегка растерялся Рой. – «Небо синего цвета» и «Солнечные властелины». Это фантастика, очень качественная, между прочим. Так ты какую хотел?
         - Про птерохватов, конечно! – рассержено плюнул Ян. – Ту самую книжку, которую нам этот академик советовал. Как там его там? Розорою...
         - А, эту, - пожал плечами Рой и снова полез в сумку. Карту он уже убрал, убедившись в её бессмысленности. – На, бери, - сказал он, вынимая потрёпанное издание.
         Ян взял учебник. Вернее, даже не учебник, а что-то вроде маленькой энциклопедии. «Основные теории и догадки о жизни, поведении и прочих аспектах существования отряда шестикрылых» – называлась книга.
         «Теории и догадки» - фыркнул Ян. Он предпочёл бы видеть слова «Указания и факты», а не очередные абстрактные домыслы. Мало их Джан Розорою приводил? Снова широко зевнув (всё-таки, не успел он выспаться за ночь), парень открыл книгу.
         Начало показалось ему слишком занудным. Картинки были чёрно-белыми и казалось, что рисовал их не художник, а маляр. Оглавление, сплошь состоящее их научных терминов, тоже не вызывало доверия.
         Зевнув ещё раз, Ян понял, что его неумолимо клонит в сон. Сопротивляясь этому желанию, он раскрыл книгу на середине:
         «Итак, как мы уже выяснили, теоретики Светоградского института полувековой давности вряд ли были правы. А если брать тот аспект, что угол соединения лопатки и ключицы птерохватов не соответствовал тому же самому углу когтистых летунов, то можно поставить под сомнение и всю «теорию тридцатых годов». Это мы сделаем в двадцать седьмой главе, когда будем говорить о...».
         О чём будет говорить автор в двадцать седьмой главе, Ян так и не узнал. Перед глазами всё поплыло. Серость пустыни перемешалась с закорючками букв и желтизной страниц. Сладко зевая, Ян закрыл глаза. Последнее, что ему подумалось, была фраза: «Теория тридцатых годов? – ну и старые же у вас книжки, профессор...».

Творчество © Bart