Nightmania
рецензии и отзывы

Найтмания - свои стихи и рассказы: RSS, Email

      Вестерн. Отрывок

         Вот ещё один отрывочек. Написан куда раньше, чем предыдущий (см. предыдущую запись), но качество куда лучше. Хотя, тоже на "блевотную" тему :))

         

         Его звали Колин, и вчера он не пил.
         Это было правдой. Уже тридцать с лишним часов он не притрагивался к спиртному. А это больше, чем сутки на этой дрянной планетке. И какого дьявола он вообще здесь делает?
         Проснулся Колин в таком же паршивом настроении, как обычно. Голову словно тисками сдавило, мышцы болели, а в животе клубился блевотного ощущения туман. И это несмотря на то, что вчера он не пил.
         Холодильник улыбнулся ему привычной пустотой. В грязной оконной паутине жужжали колоритного размера мухи. На заваленном всяким хламом столике пылилась фотография жены и ребёнка. Колин бережно стёр с неё пыль и поплёлся в душевую. Но через полминуты вернулся назад, дико матерясь – он забыл починить насос. С начала мёртвого сезона дом стоял без воды.
         - Младший, ты тут? – крикнул Колин без особой надежды на ответ. Он знал, что его сын либо развлекается с той девчонкой, либо шляется где-нибудь ещё. – Младший!
         Никто не отвечал. Колин махнул рукой и повалился на диван. На душе скребли кошки. С этим сезоном всеобщих отпусков он чувствовал себя ещё отвратительнее обычного. В последние годы его спасали только две вещи: выпивка и работа. Алкоголь и «карьера наоборот», как в шутку называл своё падение Колин.
         А как прекрасно всё начиналось! Самый способный ученик в школе, золотой медалист, преуспевающий студент, возглавивший несколько научных проектов и получивший высший бал по всем предметам. Сказка, да и только. Улучшение качеств древесины – то, на что он потратил полжизни. Небезуспешно, надо заметить. Потом – счастливый брак, рождение ребёнка, покупка большого особняка в центре родного города.
         Похоже, это была вершина. Всё, что осталось у Колина – это дом, потонувший в грязи, и сын, растущий где-то на обочине. И работа в агрономическом центре, как знак былого уважения. Работа уборщиком.
         Головная боль не проходила. Мухи на окне жужжали до того противно, что хотелось кричать. Колин встал и вышел из дома. Снаружи было жарко, но оставаться внутри он не хотел. Желтая трава хрустела под ногами – без воды поливальная установка отказывалась работать, и газон засох.
         - Ну и насрать, - сказал Колин.
         До центра было минут десять ходьбы. Солнце лупило в неприкрытую голову. Он чувствовал себя до неприличия трезвым. В кипящих мозгах варились необычные мысли:
         «Начни заново! У тебя ещё есть шанс».
         - Мне скоро сорок. Я не могу.
         «Врёшь! Зачем ты плетёшься в этот магазин, выпивка тебя погубит!».
         - Я за продуктами... для сына.
         «Опять врёшь! Прекрати пить, старый дурак, иначе он останется сиротой. Ты этого хочешь, да?».
         - Я не могу! Я уже не тот. Всё... всё так изменилось с тех пор. Я, правда, не могу!
         «Ты не можешь посмотреть правде в лицо, вот что. Но пойми, не один ты кого-то терял. Будь мужчиной, в конце концов!».
         - Да заткнись ты, и без тебя блевать тянет.
         «Трус. Просто старый трус, прячущий голову в бутылку всякий раз, когда появляется шанс спастись».
         - Заткнись!
         «Трус, трус, трус! Трусишка-малышка...».
         Колин сплюнул горькую слюну. Вот он, пыльный перекрёсток. Слева двухэтажная гостиница с автомастерской, справа – супермаркет. Через дорогу виднелось здание департамента, напоминающее могильный камень.
         «Трусишка-малышка!».
         - Да пошёл ты...
         Колин свернул направо, в прохладный зал супермаркета. Так в простонародье назывался местный магазинчик, размерами едва ли превышающий тутошнюю больницу или полицейский участок. Там было пусто.
         Побродив между полками с не таким уж большим выбором, Колин взял пару банок крепкого пива, булку хлеба и кусок жёсткого вяленого мяса. Со всем этим добром он подошёл к кассе.
         Автоинформатор сказал:
         - Не советуем брать спиртное, мистер Рэддог, это противопоказано вашим лечащим врачом.
         - Мне плевать, я уже взрослый.
         - Как знаете, мистер Рэддог. Будете платить наличными?
         Колин пошарился по карманам. Какого чёрта он не взял с собой денег?
         - Спиши с моего счёта. Если там ещё что-то есть.
         - Хорошо.
         Автоматические магазины его бесили. С живым человеком приятнее разговаривать. Но раз уж ты небрит, немыт, и выглядишь, как последний алкаш, то к живым людям лучше не приближаться.
         - Колин! – из угла раздался знакомый голос. – Какого чёрта ты тут делаешь?
         Обращение было столь неожиданным, что Колин едва не выронил банки с пивом. В потёртом кресле сидел человек в чёрном. Он устроился за пирамидой консервных банок, чтобы его не было видно.
         - Гробовщик, старый засранец!
         - Спасаюсь от жары.
         Как и всегда. Человек в чёрном, он же Гробовщик, жил в доме без кондиционера. Его убогие апартаменты находились на втором этаже, прямо над похоронной конторой. Колин терпеть не мог это место: там всегда было душно, воняло прокисшим пивом и ещё какой-то дрянью. Там он заказывал гроб для жены.
         - Шериф тебя отсюда ещё не выгнал? – спросил Колин, чтобы хоть как-то поддержать разговор. Уж лучше болтать с Гробовщиком, чем с собственным эго.
         - Как видишь. У него полно других дел.
         - Смерть Вальтера?
         Почему-то Колин вспомнил об этом только сейчас. Это необычное событие произошло на восходе солнца, и он как раз шёл домой из лаборатории. Со своей дрянной работы уборщиком.
         - А ты ещё спрашиваешь. Ему сегодня по полной досталось. Ещё спаситель новый прилетел, с ним пришлось повозиться.
         - Кому? Тебе или Джону?
         - Джону. Не думай, не пытался я этого парнишку обжулить.
         - А то я-то тебя не знаю!
         Колин бросил Гробовщику одну из банок. Тот ловко её поймал, сразу же открыл и сделал глоток. Колин сел на прохладный пол, прислонившись к стойке. На душе было паршиво и хотелось только одного – поскорее забыться.
         «Трусишка-малышка!».
         - Он всё равно не поддался, - сказал Гробовщик, отрываясь от банки. – Тогда я пришёл сюда и уснул.
         - А его похороны кто будет оплачивать? – попытался пошутить Колин. Он прекрасно знал, что спасители умирают без почестей.
         - Дикие твари...
         Тут раздался выстрел, сильно приглушённый стенами магазина.
         - Ты слышал?
         - Пора отсюда валить, - Гробовщик спешно вскочил с кресла. – Опять какие-нибудь разборки.
         - Брось, сюда они не сунутся.
         Человек в чёрном подкрался к окну, осторожно выглянул. Колин покачал головой. Так дело не пойдёт. Раздался ещё один выстрел, и Гробовщик отскочил в сторону.
         - Видно что-нибудь? – спросил Колин.
         И не дожидаясь ответа, поплёлся к двери. По пути он осушил банку и достал из кобуры старенький кольт. Никогда не расставайся с оружием, никогда – вот, что говорил ему отец. Если хочешь жить, не убирай далеко револьвер. Ни в алкогольном бреду, ни во сне, ни даже в сортире.
         - Может не стоит, а?
         - Не дрейфь, это какой-нибудь недоумок.
         Колин распахнул двери магазина, и жар улицы ударил ему в лицо. Мимо прошмыгнуло что-то мелкое и многолапое. Оно бежало с южной части города в сторону центра, и едва не сшибло человека с ног. Колин отскочил в помещение.
         - А! Что это? – взвизгнул Гробовщик.
         - Кошка, мать её...
         Мастер похорон спрятался за стеллаж с консервами. Со своего положения он мог видеть только кусочек улицы, да и тот загораживал Колин.
         - В такую жару?
         Колин не нашёл что ответить. Его и самого смутил вид этой «кошки». Что-то мелкое и слишком быстрое, чтобы быть домашним животным. Он бросил взгляд с сторону перекрёстка: оттуда в панике разлетались люди на скутерах. Стреляли они?
         Пыльный след от непонятного существа вёл к перекрёстку. Возле входа в Департамент лежало что-то тёмное и грузное, похожее на мешки с листьями. Или на скутер и тело рядом.
         Мысли молниеносно сложились в цепочку: «Существо с юга – тварь – нападение – стена не выдержала...». Каким-то образом, гадам удалось прорвать защиту.
         - Колин, ты куда?
         - Человек ранен, - не оборачиваясь прокричал РэдДог старший. – Стена не выдержала!
         - Ты в своём уме? Там же...
         О чём кричал Гробовщик дальше, Колин так и не узнал. Он уже нёсся по пыльной улице к лежащему на жаре телу. Кровь громко била в висках, перед глазами стоял несмываемый туман. Плохой туман – и вовсе не от пива. Кросс казался бесконечным.
         Только шагов за десять Колин понял, что человек мёртв


         Вот на этом и обрывается великий вестрн. Эту сюжетную линию можно вообще вырезать - Колин здесь не главный герой. Вообще, это книга про его сына и паренька с другой планеты. И снова про спасение мира ))))

Творчество © Барт
         
         



[Комментировать]