Nightmania
рецензии и отзывы

Найтмания - свои стихи и рассказы: RSS, Email

      Аномалия. Отрывок романа

         Прикольно кататься по незнакомым улицам и незнакомым районам. Правда, это было давно, сейчас я немного болею :( Ну да ладно, это не повод отчаиваться. Вот ещё один отрывок для разжижения мозгов и растления несовершеннолетних. Типа одна из глав.


         8. Аномалия

         Мы отъехали уже на приличное расстояние от города, когда у Макса зазвонил телефон. Не останавливая внедорожника, он нажал на какую-то кнопку. Телефон оставался в кармане, но теперь отчётливо слышался голос доктора Альберга:
         - Ты не занят?
         - Да, в общем-то, нет.
         - Можешь зайти? Мне хочется поговорить с глазу на глаз.
         - Плохие новости?
         У меня похолодело сердце. Что-то с Алисой не так. Я чувствовал это по обречённым ноткам в голосе врача, и Макс, видимо, тоже.
         - Не бойся, пока с ней всё в порядке. Но хуже может стать в любой момент.
         - Вы выяснили, в чём дело? Нашли причину болезни?
         Долгое время Альберг молчал. Я успел подумать, что оборвалась связь или он отключил её специально, чтобы не шокировать Макса подробностями. Внедорожник по-прежнему ехал вперёд, а оставшиеся позади купола оранжерей казались теперь маленькими, серыми и тоскливо-далёкими. Мы поднимались вверх, на холм с очень пологими склонами, поэтому линия горизонта была ближе обычного.
         - У людей такой аномалии не отмечали, - сказал доктор Альберг, когда я уже совсем поверил, что он отключился. – А данных по другим расам мы не имеем. Уже послан запрос лучшим специалистам по индам, килкам и так далее, но это – межпланетные переговоры, а они имеют привычку тянуться.
         Макс нарочито рассерженным голосом сказал:
         - Так вы разобрались, почему она болеет? Мне плевать, что это аномалия – я знаю, что любая болезнь лечится.
         Альберг опять замолчал. Мне даже показалось, что я слышу из динамика телефона лёгкое шипение – точно такое же, как от брошенной в кофе таблетки стимулятора. Я живо представил эту картину: доктор, наплевав на все противопоказания, дрожащей рукой подносит ко рту уже десятую кружку. Так и до инфаркта недалеко.
         - Так ты не зайдёшь? – вскоре отозвался Альберг. На озлобленный тон Макса он не обращал внимания.
         - Я... я... – подросток не знал, что ответить. Никто, кроме меня, Алисы, бармена и спящего шерифа не знал, что он покинул город. – Я помогаю Джону.
         - Что ж, похвально, - сказал врач. – Ты не думал, чтобы немного отдохнуть? Поспать, хотя бы пару часов и...
         Макс злостно сплюнул:
         - Доктор Альберг!
         - Ладно, ты сам попросил. – И не пытаясь больше протянуть время, он рассказал нам о своём маленьком открытии. – Дело в том, что конференция ещё не закончилась. Меня попросили провести более полное исследования физического состояния Алисы. Признаюсь, было немного страшно, но я вооружился и...
         - Что вы с ней сделали? – крикнул Макс.
         Внедорожник уже взобрался на вершину холма, и линия горизонта отодвинулась от нас на много километров. Позади всё так же искрились на солнце далёкие купола оранжерей. Домов уже видно не было – только верхние половинки куполов. Далеко слева ломаным забором торчали рыжие скалы. Справа и спереди простирался один и тот же пейзаж: немного холмистая степь, желтая трава, редкие валуны и знойный воздух.
         Гнезда видно не было.
         - Успокойся, она вела себя адекватно. Я лишь взял кровь и провёл полную томографию. Ну, как ты понимаешь, чтобы убедиться, что физически с ней всё в порядке.
         - И?
         - Явных дефектов не обнаружил, кроме необычного образования в гипоталамической борозде...
         - Где?
         - В головном мозге.
         Макс смутился:
         - Ну и в чём же проблема? Создайте агентов и уничтожьте это образование.
         «Агентами» в простонародье называли искусственное подобие лейкоцитов. Создаёшь таких из генетического материала самого пациента и запускаешь внутрь. Задание может быть любым – от сращивания рубцов на сердце, до растворения застрявшей в твоих мозгах пули. Чем сложнее миссия, тем больше требуется агентов, и тем более сложную работу они должны уметь выполнять.
         Растворить какой-то объект – задача не трудная.
         - Я так и поступил. Через двадцать минут сделал контрольную томографию, чтобы проверить, как малыши справились с проблемой. На моё удивление, объект остался на месте и даже немного увеличился... впрочем, наверное, мне просто показалось...
         Внедорожник съезжал с холма. Перед нами был участок степи с не очень густой травой, дальше вообще начиналась небольшая проплешина. Я посмотрел на горизонт и неожиданно заметил вспышку света. Больше всего это напоминало отблеск от стекла, благо погода стояла солнечная.
         Сумка по-прежнему лежала у меня на коленях – я быстро расстегнул её и выхватил универсальное оружие. Его недаром прозвали универсальным, потому что в этой штуковине, изобретённой чокнутыми индами, есть буквально всё. Был в ней и режим оптического прицела, который легко переделать в режим бинокля.
         - Просто показалось, - согласился доктор Альберг после короткой паузы. – Я решил, что ошибочно ввёл код, и решил повторить операцию. На этот раз я создал больше агентов и, к тому же, пометил малышей, чтобы лично следить за рассасыванием.
         - Пометили? – не понял Макс.
         - Ну да. В моём распоряжении не так много хороших маркеров.
         - Радиоактивных? Это опасно?
         - Нет, не в таких дозах. И знаешь, что выяснилось?
         Я очень быстро настроил бинокль – всего за пару секунд. В следующее мгновение, я уже наводил его на горизонт. Вначале, ничего не было видно – только далёкие холмы, поросшие жёлтой травой. Через секунду я заметил несколько чёрных точек. Похоже, что они двигались.
         Я нажал кнопку трансфокатора, и изображение приблизилось. Колышущийся знойный воздух мешал как следует разглядеть объекты – расстояние было приличным. Они напоминали то ли людей на скутерах, то ли диких тварей, приближающихся к городу. Я вспомнил отблеск, и решил, что это всё-таки люди.
         В следующее мгновение их скрыла пологая вершина какого-то холма. Внедорожник продолжал спускаться.
         - Я запустил агентов и положил Алису под томограф. На всякий случай включил запись, над которой теперь ломают головы лучше умы планеты. Я даже не знаю, как это описать – честно говоря, я хотел, чтобы ты сам всё увидел. Но, раз ты занят, попробую объяснить словами. М-м-м... это образование как бы «всосало» в себя агентов. Не знаю, понял ты или нет, но стоило им лишь приблизиться к этому шарику, как весь рой просто нырнул в него и больше не появлялся. Похоже, их работоспособность была нарушена, и малыши превратились в груду мёртвых молекул.
         Пока доктор Альберг говорил, я тронул Макса за плёчо и жестом приказал остановиться. Подросток затормозил не сразу, не понимая, зачем это требуется. Когда внедорожник замер, он спросил врача:
         - То есть, эту штуку никак нельзя уничтожить? А если обычным способом?
         - Хирургически? Прости, Макс, но должен тебя огорчить. Операции на таламусе – не аппендицит вырезать. Это сложнее, чем ты думаешь.
         - Вы не сможете?
         - Один – нет. У меня нет ни оборудования, ни специальных знаний, ни навыков работы с этой частью мозга. К тому же, это ещё не всё.
         Макс тяжело вздохнул.
         - Да, не всё. Этот объект – неизвестный нам паразит. Мы не знаем, как он отреагирует на внешние раздражители. Большое счастье, что он никак не ответил на вмешательство агентов. А ведь мог бы пустить какой-нибудь яд или сделать что-нибудь ещё.
         Подросток молчал. Тогда доктор продолжил:
         - Как я уже говорил, я отправил данные лучшим специалистам. На нашей планете этот случай уникальный. По другим планетам информации пока нет. Если что, придётся везти Алису в Лонгбург и оперировать уже там... Ну, чего молчишь?
         Макс угрюмо ответил:
         - То есть, если вы полезете ей в голову со скальпелем, эта аномалия сделает что-нибудь плохое, да? Взорвётся, например, или сожжёт Алисе мозги. Верно? А это не она сломала ментальный сканер криминалистов?
         - Не знаю. Вполне может быть, хотя этот вариант для нас наихудший. Надеюсь, эти два феномена никак не связаны, иначе...
         Доктор устало вздохнул.
         - Но ты не вешай нос, ковбой. Алисой займутся лучшие эксперты планеты, так что неприятностей должно быть по минимуму. Ты сам попросил, поэтому я рассказал тебе всю правду, без прикрас. Если хочешь, буду держать тебя в курсе событий.
         - Я сейчас занят, - мрачно отозвался Макс. – Как освобожусь, зайду к вам.
         С этими словами он повесил трубку. Связь прервалась, и подросток угрюмо посмотрел на меня. Казалось, вся усталость доктора Альберга каким-то образом передалась ему. Ещё бы – узнать, что у любимого человека в мозгах какая-то хреновина, которая может в любой момент его уничтожить, и после этого оставаться весёлым – это не каждому под силу.
         - Ну? Зачем мы встали?
         - В той стороне что-нибудь есть? – спросил я, указав на юго-восток.
         - Ты же карту видел! Нет, там степь, а потом скалы. Дальше они переходят в горы, на которых ничего нет.
         - Я видел там людей. Пойдём!
         Мы выскочили из автомобиля и около минуты возвращались на вершину. Несмотря на то, что солнце клонилось к западу, палило оно нещадно. Даже сквозь ботинки чувствовался жар камней, по которым мы шли.
         Наконец, я остановился и навёл бинокль в ту сторону, где видел людей. Я обнаружил их почти сразу.
         - На, держи, - я протянул универсальное оружие Максу и указал направление.
         Подросток смотрел недолго. Он мгновенно сообразил, что к чему:
         - Райдеры, - сказал парень. – Пустынные охотники.
         - У них там база? Что они делают так близко к гнезду?
         - Не знаю. Наверное, хотят обмануть нас и напасть на город с юга. Стена рассчитана на тварей, а не на людей и...
         Он замолчал. Я не знал, что ответить. Обычно, райдеры не рискуют нападать на города – те слишком хорошо защищены. Да и стоит ли ждать атак от беглых преступников, террористов, разбойников или просто искателей приключений? Такие банды, как правило, нападают на торговые караваны и на людей, оказавшихся вдали от города.
         Водитель, который вёз меня из Лонгбурга, сильно нервничал и всё время что-то твердил про райдеров. Теперь я понял, что его слова были не пустым звуком.
         - Мы должны разведать и узнать, чего они хотят, - заявил Макс.


         PS как всегда, не отредактированное

Творчество © Bart
         
         



[Комментировать]